Нико Пиросмани
ТАЙНЫ БИОГРАФИИ
    ЖИЗНЬ ПИРОСМАНИ     
    ТЕХНИКА ПИРОСМАНИ    
    ПРИЗНАНИЕ
ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ     
    СМЕРТЬ ПИРОСМАНИ     
    ГАЛЕРЕЯ ЖИВОПИСИ    
    ФОТОАРХИВ

Натюрморт

Натюрморт

   
Дворник

Дворник

   
Стр: 1 2 3 4 5 6

   
   
Черный лев

Черный лев

   
Актриса Маргарита

Актриса Маргарита

Это сильно ударило по Пиросманашвили. Винные погреба и духаны доставляли ему основную работу. Все больше и больше надо было бегать по городу в поисках заказов, и заказы эти были все мельче и неинтереснее. Начались трудности с материалами. Черная клеенка, ставшая такой привычной, всегда бывшая под рукой, теперь оказалась редкостью - ее удавалось доставать с трудом, да и то не всегда, и Пиросманашвили приспособился писать на картоне, как когда-то в молодости. Если картина была большая, он соединял по нескольку листов (именно так была создана композиция "Праздник святого Георгия в Болписи"). Писать на картоне было неудобно и неприятно: его пористая вялая поверхность тянула масло, живопись получалась жухлая, глухая. Он придумал грунтовать картон черной краской: "Так привык". Это хоть отчасти возвращало его к ощущению черной клеенки.
Стало плохо и с красками. Заказчики считали каждую копейку - хорошие краски казались им слишком дороги. Да их и не всегда можно было купить, а когда можно было - не всегда находились деньги. Он стал покупать пигменты - сухие краски в порошках - и разбалтывать их в банках с олифой. Краски получались грубые, неравномерной плотности, работать с ними было неудобно. Черную краску для грунта он сам делал из копоти. Словом, изворачивался как мог.
А войне не было конца. Очереди росли. Работы стало еще меньше. Подорожало жилье. За самую паршивую каморку надо было платить едва ли не вдвое против прежнего. Никогда не умирало столько людей. И не только на фронте. Ни в один год Грузия не теряла столько писателей: умерли Акакий Церетели, Шио Мгвимели (который, по преданию, знал Пиросманашвили и читал его стихи), Нико Ломоури. Умер Важа Пшавела. Тяжело больного, безнадежного, его положили в госпиталь. В каменных стенах стояла жара, он задыхался. Его опустили на пол, на рассыпанные охапки свежей травы, - чтобы дышать было немного легче.
Все та же легенда сообщает, будто Пиросманашвили был среди тех, кто выносил гроб с телом поэта из Квашветской церкви - из той, в которой сам он бывал чаще всего. Пусть так. И у легенд есть своя правда.
Именно тогда, в 1915 году, Георгию Леонидзе посчастливилось увидеть художника: "Он улыбался чуть грустно, словно ему было известно то, что не стало достоянием окружающих его собеседников... Непередаваемая у него была улыбка - что-то детски-чистое чувствовалось тогда в глазах и облике художника". Это был момент, когда он еще держался, но уже предощущал надвигающиеся испытания.
Между тем вторая его жизнь шла своим чередом. Все новые люди увлекались его искусством. Раньше им занимались русские авангардисты, теперь - грузинская творческая молодежь, и их интерес к Пиросманашвили был иной - свой. Весной 1915 года художники Зига Валишевский, Ладо Гудиашвили и Александр Бажбеук-Меликов предприняли розыски его картин в еще мало обследованном старом районе - у Майдана, у серных бань, потом в Ортачала. Заметки и статьи о нем появлялись не только в русских, но и в грузинских и в армянских газетах. Возникло слово "пиросманисты" - так окрестили его приверженцев в то и дело вспыхивавших спорах.
Увы, интерес к его картинам по-прежнему был сильнее, чем к нему самому. О нем почти ничего не знали. Он существовал "где-то в Дидубе". Поговаривали, что он спился и бросил живопись, что он уехал на родину в Кахети или вообще умер. Словно бы речь шла о художнике, творившем в далекой экзотической стране за океаном или несколько веков тому назад и внезапно открытом, а не о человеке, живущем тут же, рядом, в получасе езды на трамвае, дышащем тем же воздухом, ходящем по тем же улицам.
Летом 1915 года с фронта после ранения вернулся на несколько дней Кирилл Зданевич. Ему пришла в голову мысль заглянуть в "Эльдорадо". Там оставалось тринадцать лучших работ Пиросманашвпли. Три года назад Титичев отказался их продавать. Но сейчас время было другое. Знаменитый духан был закрыт и заколочен, сам Титичев куда-то уехал, делами занимался управляющий. Все тринадцать картин оказались невредимы в комнатах, заваленных пыльной мебелью. Был устроен обед - с вином и органом, как в старое доброе время. За обедом Зданевичу удалось уговорить управляющего продать картины. Фаэтонщик поддакивал ему: "Разве сейчас до картин?" "Управляющий согласился: "Эти картины никому не нужны, они пропадут и осыплются, возьмите их задешево". Все картины были погружены на фаэтон, и взволнованный Зданевич повез их к себе домой. Остаток отпуска ушел на то, чтобы смыть с них обильную грязь.
С самим же Пиросманашвили он не повидался. Как-то не успел.

Далее: Признание Пиросмани, стр.1


Извините меня за рекламу: Интернет магазин пряжи добро пожаловать в магазин студия пряжи www.woolshop.su.
Добро пожаловать на сайт о жизни и творчестве Нико Пиросмани
1862-1918   Niko-Pirosmani.Ru   e-mail: mama(a)Niko-Pirosmani.Ru

Рейтинг@Mail.ru